Actions

Work Header

С днём розового картона!

Work Text:

3.

День святого Валентина - абсолютно дурацкий "праздник": день картона, блёсток и котят в лепестках роз. Торжество слащавых признаний, взглядов из-под ресниц и плохо написанных стихов. Никто в здравом уме этот праздник не отмечает.

Так считал Илья. И, судя по всему, совершенно не считали другие.

Потому что в один прекрасный год мода на признания в сердечках дошла и до их школы: с подачи активистов, аккурат перед четырнадцатым февраля на первом этаже напротив входа установили большой ящик, подписанный "почта Амура".

Самое обидное, что Илья, вообще-то, тоже принимал активное участие в жизни школы. Кто ездил на олимпиады, выступал на концертах, занимал призовые места в спортивных соревнованиях, в общем, отдувался за всю параллель девятых классов? Может, Артём Мещеряков со своей компанией?

Как бы не так!

И при всех его заслугах, директор даже не стал его слушать. Чем тебе так мешает почтовый ящик, Муромов? Да как же, Арлен Семёнович, это же нарушение дисциплины! Никто не учится, все толпятся на первом этаже и расписывают открытки! Вот когда начнут этот ящик поджигать, или угрозы писать, или уроки пропускать - тогда и приходи.

Сам Илья некоторое время постоял возле ящика, с подозрением разглядывая группки смеющихся девушек и подталкивающих друг друга парней, но ничего необычного не обнаружил.

Ну ладно. Вот завтра, в этот так называемый праздник, он и отыграется.

А на следующий день вся школа стояла на ушах. Почтовый ящик "Амура" унесли, видимо, чтобы отсортировать валентинки, и все ученики загадочно перешёптывались между собой. Настроения заниматься явно не было ни у кого, на протяжении всех уроков одноклассники Ильи только и делали, что стреляли глазами на дверь в кабинет: а может быть, сейчас принесут? Даже учителя, казалось, приняли во внимание окружающую обстановку и почти никого не спрашивали.

Кроме Ильи.

На геометрии его вызвали к доске доказывать теорему. В теоремах не было ничего сложного, разве что, рассказав половину, Илья заметил, что его никто не слушает. Даже учительница. В коридоре раздались шаги и голоса, и когда через мгновение дверь распахнулась, стало ясно, что отвечать задание дальше не имеет смысла.

На пороге стоял высокий одиннадцатиклассник, замотанный в простыню на манер тоги, и с крылышками феи за спиной. В руках он держал явно наспех склеенный из палки и верёвки лук и большую сумку. Выражение лица у парня как-то не соответствовало праздничному, но зато отлично отражало настроение самого Ильи.

В классе раздались смешки, кто-то даже захлопал в ладоши. Старшеклассник-Амур театрально постучал в дверной косяк, после чего провозгласил устало:

- Доставка почты святого Валентина для девятого класса!

И с этими словами он вытряхнул содержимое сумки на ближайшую парту. Тяжело вздохнул и ушёл.

Класс замер буквально на секундочку, а потом все сразу же бросились к первой парте разгребать поистине крупную горку картонных сердечек.

Илья, всё ещё стоявший у доски, обернулся к учительнице, но та словно вообще забыла, что вызывала его. Она с улыбкой наблюдала за учениками, даже не пытаясь их успокоить.

- Ой смотрите, тут и для Поленова есть, хи-хи!

- Дашка, у тебя сколько?

- Так, а мои где?

- Кира! Сменкина! У тебя тайный поклонник появился?

Последнюю фразу произнесла, восторженно приложив ладони к щекам, Лена Славина: главная сплетница и зачинщица всяческих интриг в классе. Её слова привлекли всеобщее внимание, и одноклассники обернулись к Кире.

- Дай-ка посмотреть, - девушка поднялась из-за парты и забрала валентинку из рук Лены.

- И мне тоже, - рядом с ней возник Арт, пытаясь заглянуть через плечо.

- А может, я сама разберусь?! - Кира сердито посмотрела на друга.

- А может...

И тут Илья понял, что его вмешательство просто необходимо. Он громко откашлялся, огляделся вокруг, и, поймав удивлённые взгляды, сказал:

- А ничего, что у нас вообще-то урок идёт! - Илья обернулся к учительнице: - Ольга Вячеславовна!

Та словно очнулась.

- Да, ребята, давайте оставшееся время от занятия порешаем задачи. Открывайте учебники.

Класс недовольно загудел, Кира и Арт зыркнули друг на друга, но сели обратно на свои места. Кто-то сердито пробубнил "Муромов, блин".

И хотя до конца урока оставалось всего пятнадцать минут, Илья был доволен, что все наконец отвлеклись от своих розовых сердечек и поуспокоились. Получив заслуженную "пятёрку" за теорему, он сел на своё место и уже начал читать задачу, как вдруг...

- Что, Муромов, настолько бесит, что тебе ничего не подарили?

Илья вцепился в учебник сильнее. Поднял глаза. Разумеется, это говорил Филипп Черных. И перед ним, как назло, лежала целая куча валентинок. Которую он гордо демонстрировал, покачиваясь на стуле.

- А тебя настолько бесит, что приходится учиться? - ответил Илья, стараясь вложить в голос всё своё презрение.

К Черных. К его открыткам. К дурацкой атмосфере беззаботного веселья, царившей в школе. К тому, что, как он успел заметить, валентинки были почти у всех его одноклассников и одноклассниц, даже если чисто дружеские.

А у него не было.

- Учёба не самое главное в жизни, Муромов!

- Ага, особенно когда с двойки на тройку перебиваешься, Черных!

- Фил, хватит болтать! - сидящая сзади парня Кира ткнула его в спину карандашом, отчего тот покачнулся и упал вперёд. - Мешаете!

Фил надулся, но потом снова увидел разложенные перед собой сердечки и хитро покосился на Илью.

- Просто признай, что завидуешь.

И вдруг - Илье резко стало нечего ответить. Завидовал ли он? Чему - картонке из киоска за двадцать пять рублей? Вот ещё! Раздражал только факт, что никто вокруг не был с ним согласен. Всем нравилось дарить эти сердечки и получать их. Раз уж даже Черных подарили... что в нём такого? Илья, вообще-то, и умнее, и красивее, и!..

Так что нет, валентинки в нём зависти не вызывали.

- Эти открытки тебе на экзаменах не помогут, - как можно спокойнее ответил Илья.

Фил, кажется, хотел сказать что-то ещё, но строгий взгляд учительницы заставил его всё-таки обратить внимание на геометрию.

И правильно. Кому этот "праздник" вообще нужен?

 

2.

А спустя год, а потом и второй, всё повторилось снова: и "почта Амура", и сердечки повсюду, и парочки, прячущиеся по углам.

Единственное, что застало врасплох в одиннадцатом классе - это маленькая валентинка на столе у Ильи. Адресованная лично ему. И подписанная загадочно: инициалами "О.К."

Ощущения по этому поводу у Ильи были смутные. Он сидел и смотрел на вырезанное из картона блестящее сердечко с изображением розы, и не знал, что и думать.

К тому же, валентинка всего одна. Хорошо это или плохо? О популярности, видимо, речи не идёт, но что, если... он на самом деле кому-то нравится? Кто она? Почему никак не давала о себе знать раньше? Как её найти? Они вообще знакомы?

Все эти вопросы крутились у Ильи в голове, когда над ним вдруг раздался голос:

- Муромов, что это там у тебя?

Илья с трудом подавил порыв стыдливо спрятать открытку под учебник.

- Ничего.

- Это что, валентинка? Нихуя! От кого?!

Илье хотелось провалиться сквозь землю: этот дурацкий Черных привлёк к нему внимание всего класса, и теперь на него смотрели с десяток пар любопытных глаз. Некоторые с удивлением, а некоторые - в том числе сам Фил - с откровенной насмешкой.

- От кого надо.

- Ой да ладно! - Фил махнул рукой и вдруг повернулся к девочкам. - Лопаткина, это ты Муромову сердечки шлёшь? Влюбилась?

Наташа Лопаткина аж подскочила на месте, после чего скорчила недовольное лицо.

- Ага, щас. Не я это.

- А я знаю, кому наш Илюша нравится, - вдруг раздался ехидный голосок с первой парты. Это, конечно, была Лена, потому что от неё не могла ускользнуть ни одна новость, особенно, если это касалось темы романтики.

Теперь одноклассники обернулись к ней. Довольная, что получила всеобщее внимание, Лена расплылась в хищной улыбке.

- Ну и кому? - подал голос Фил.

Лена выдержала поистине драматичную паузу, и лишь потом важно произнесла:

- Я слышала, как девчонки из параллельного обсуждали эту самую валентинку для Ильи, а держала её Олеся Клименко! Значит, это она!

Все снова обернулись к Илье, ожидая от него какой-то реакции.

Но тот сидел молча. Олесю Илья знал, так получилось, что они вместе ходили в одну музыкальную школу на скрипку, и периодически сталкивались там, но никогда не общались, максимум кивая друг другу в коридорах.

Могла ли валентинка правда быть от Олеси? Инициалы действительно совпадали, так что поверить в это было несложно. Илье хотелось ещё раз рассмотреть открытку повнимательнее, но делать это под прицелом внимательных глаз он не стал. Вместо этого он хмыкнул и пожал плечами, давая понять, что нисколько и не удивлён.

- Ладно. Я с ней поговорю.

На что Лена только хихикнула. Остальные девочки в классе тоже обменялись смешками.

- И почему всем не всё равно, - услышал Илья тихий голос Вика, обращённый к сестре.

- Сама не знаю, братец, - отозвалась Кира.

Проще всего было бы найти Олесю в музыкалке, но у них только недавно прошёл большой концерт, и следующие занятия стояли после перерыва. А выяснить всё необходимо как можно скорее.

Так что на большой перемене Илья нашёл расписание класса Олеси, и… решил написать ей в соцсети. Ну а что: так проще, без лишних глаз, без улыбок за спиной, возможно, даже без сплетен.

Только вот страница Олеси оказалась закрытой. Пока она примет его заявку в друзья, пока прочтёт… А если не примет и не прочтёт?

Валентинка, лежащая в кармане брюк, не давала забыть о себе. Инициалы "О.К." стояли перед глазами. Большая перемена не будет длиться вечно.

И Илья решился.

У класса Олеси должно было начаться обществознание, и уже подходя к кабинету, Илья увидел девушку, стоящую неподалёку в окружении подружек: девочки из олесиного класса, которую вроде бы звали Саша, а также одноклассниц самого Ильи - вездесущей Лены и Наташи.

Завидев Илью, Олеся, что-то до этого рассказывавшая, резко замолчала. Её подруги замолчали тоже. Все обернулись к Илье. Под их прямыми взглядами стало неуютно. Должен ли он отозвать Олесю в сторону? Или говорить при всех? Да и что говорить-то?

- Привет, - всё-таки сказал он.

Олеся прищурилась.

- И тебе привет, Илья.

Ну и вот, ничего страшного. Олеся была, в общем-то, даже симпатичной, запоздало подумалось ему. Через плечо у неё была перекинута длинная светлая коса, а зелёные глаза лучились весельем.

- Ты… - начал Илья, - это же ты мне подарила?

Он вытащил открытку-сердечко и показал девушке.

- Допустим, я, - ответила та. - А дальше что?

И правда - что.

Лена переглянулась с Наташей и рассмеялась в кулак. Девушки всё время так делают? Он должен насторожиться, или это нормально?

Олеся вздохнула и сделала шаг навстречу: видимо, ей надоело ждать, пока Илья сообразит, что сказать.

- Ты хочешь позвать меня на свидание? - с намёком произнесла она, приподнимая брови.

Вообще-то… если говорить о свиданиях…

- Я тебе нравлюсь? - продолжала Олеся. И, не услышав ответа, всплеснула руками:

- Да Боже ты мой, ничего из вас, парней, не вытащишь!

- Ээээ, - наконец отмер Илья, как-то не ожидавший такого резкого напора. - Разве… это не я должен спрашивать? Это же ты мне подарила, - он покачал валентинкой.

- Ахахахах! - всё-таки расхохоталась вслух Лена. - Не, я не могу, Леська, ты прости, конечно, но это пипец смешно!

Наташа закатила глаза, а Саша закрыло лицо рукой.

Ладно, вот это уже как-то вообще странно.

- Что происходит? - спросил Илья, глядя на Олесю.

- Хочешь знать, Муромов, зачем я тебе подарила валентинку? - она сложила руки на груди.

- Да?! Я за этим и пришёл.

- Потому что. Ты должен был сказать, что влюблён в меня! И пригласить на свидание! А я бы отказала!

Чего?!

- Чего?

- Того! Из-за тебя мне не дали главный номер на концерте! Ты подговорил Тонь Санну, и пролез сам! - Олеся обвиняюще ткнула в Илью пальцем.

Тонь Санна, или Антонина Александровна, была главной музыкальной руководительницей у них в музыкалке, и, действительно, именно она распределяла партии и номера между учениками, но…

- Никого я не подговаривал! Ты сама постоянно лажала на репетициях! - возмутился Илья.

- Да я!.. - задохнулась от возмущения Олеся. Её лицо побагровело, а глаза метали искры. Она уже не казалась симпатичной, и Илью затопило чувство горького разочарования. Из-за концерта?.. Это было так… глупо.

- А ещё у тебя профиль в инсте неэстетичный, - фыркнула она, отбрасывая косу.

Илья сжал зубы. Это был удар ниже пояса. Как это неэстетичный, если он фильтр на каждой фотографии мог по полчаса подбирать?!

- Короче, ты мне вообще не нравишься, - завершила свою речь Олеся.

- Пиздец, - раздался неожиданный комментарий сзади.

Илья обернулся, и сразу почувствовал, как загораются от стыда щёки. Просто прекрасно, опять этот Черных, что он тут делает вообще.

Спросить он не успел, потому что этот же вопрос задала Лена.

- Фил, а ты чего тут забыл? Больше всех надо? Ты свои валентинки получил, вот и иди гуляй. Даже и не представляю, кто тебе их вообще шлёт, - сощурилась она.

От Ильи, впрочем, не укрылось, как резко опустила глаза Наташа.

- А ты моим валентинкам не завидуй, Славина, - скрестил руки на груди Фил. - Я смотрю, у вас тут прям гангстерские разборки какие-то. Женская мафия на минималках. Чё вы к Илюхе прицепились? Орёте так, что на всю школу слышно.

- Уж помолчал бы! Сами вечно срётесь на уроках, - не осталась в долгу Лена.

- Девочки, о чём мы вообще спорим? - подала голос молчавшая до этого Саша.

- Не знаю, это Черных непонятно откуда взялся и влез, умный больно, - Лена явно не собиралась сдавать позиции.

- Хватит, - наконец вставил Илья. - Я всё понял.

Он пихнул розовую картинку Олесе в руки.

- Забирай. И знаешь, что… - он посмотрел на девушку, недовольно поджавшую губы. - Никуда я тебя звать не собирался. Лучше на репетиции почаще ходи.

И с этими словами Илья развернулся, чтобы уйти. Далеко отойти, впрочем, отойти не успел, потому что услышал за спиной шаги, и рядом снова возник Черных.

- Ого, вот это драма. Прямо "скандалы, интриги, расследования мира музыки".

- А ты чего хотел, Фил?

- Да ничего, - растерянно пожал плечами тот. - Я вообще просто в столовку шёл.

- Вот и иди.

- Да просто… я думал… - не унимался тот.

- Поздравляю, - саркастично буркнул Илья.

- Я думал, ты ей правда нравишься, - пробормотал вдруг Фил.

Это заставило Илью остановиться.

- Ну, как видишь – нет.

Может, это закономерно. Чего ещё ждать от этого тупого "дня всех влюблённых"? Точно ничего хорошего.

 

1.

Она училась на четвёртом курсе, светлые волосы собирала в хвост, носила много колец на руках и любила мемы про волков.

Конечно, всё не могло быть так идеально.

- …и, в общем, нам лучше остаться друзьями, - закончила Света, нервно теребя трубочку от коктейля. - Если хочешь, конечно.

Со Светой они встречались четыре месяца, и она вправду нравилась Илье. С ней было весело, интересно, а то, что она была на год старше, даже помогало: например, она выручала Илью рассказами о преподавателях на их общем факультете, и иногда делилась лекциями. Он даже хотел познакомить Свету с родителями. Ну, те и так частенько намекали, что пора бы ему уже обзавестись серьёзными отношениями. А Света - вообще-то, сама она была не слишком серьёзной, но Илья надеялся, что их отношения в конце концов окажутся такими.

И вот…

Света заправила волосы за уши и нервно улыбнулась, утыкаясь взглядом в стакан.

- Никогда раньше не бросала парней, ха-ха.

Илье хотелось встать и уйти, вырваться из этой неловкой атмосферы. Наверное, как-то так чувствовал себя Гарри Поттер, сидя в кафе мадам Паддифут с Чжоу Чанг.

Но уйти было бы невежливо. И Илья остался. Света тоже уходить как будто бы не торопилась, пока у неё вдруг не пиликнул уведомлением телефон.

Она быстро посмотрела на Илью, но телефон не достала.

- Тебя ждут? - попытался облегчить ситуацию он.

- Да, я.... эммм, - она провела ладонью по лицу. Илья никогда её такой не видел: Света обычно любила поговорить, а тут едва подбирала слова.

- Короче. Я не хочу выглядеть сукой или типа того, но... у нас, - она обвела жестом пространство между ними, - вряд ли бы что-то вышло. Ты ведь - ну, честно? - тоже это чувствуешь?

Илья почему-то опять подумал о родителях. Он ведь уже успел им про Свету рассказать. Мама расстроится… папа, конечно, не покажет, но тоже разочаруется, скорее всего. Будет говорить, что Илья сам виноват.

А правда - вдруг виноват?

- Свет, - начал Илья, - а я тебе, ну, нравился вообще?

Света быстро подняла взгляд.

- Да, конечно! И сейчас нравишься! Но… я поняла, что только как друг. Ты хороший, Илья. И симпатичный, - она улыбнулась, - любая девушка будет рада с тобой встречаться. И не только девушка, - хитро подмигнула она.

Илья сразу закрылся чашкой с чаем.

- Не волнуйся, я никому не расскажу, - сразу уверила его Света. - Я же обещала. Я правда ценю то, что ты мне доверился.

Илья и сам не знал, зачем он рассказал ей. Просто в какой-то момент… после осознания… ему захотелось с кем-то поделиться. А Света, он знал, воспримет это нормально. Так что пока она единственная была в курсе. Это успокаивало.

- Ну, что скажешь? Хочешь остаться друзьями?

Илья кивнул.

- Да.

- Хорошо! Я знала, что сцен ты устраивать не будешь! - она облегчённо выдохнула.

Телефон в её кармане снова пиликнул.

- Прости, это подруги. Они, типа, организовали девичник. Мне, блин, реально стрёмно, но…

- Иди, - великодушно сказал Илья. Ему вдруг показалось, что его здесь нет: это не его только что бросили прям в день святого Валентина, это какой-то другой парень расстаётся со своими иллюзиями, а он просто смотрит со стороны. Как в кино.

Дурацком кино, полного избитых клише. Сейчас в окно кафешки должен влететь автомобиль, или как-то так.

Из-за этой отстранённости он пропустил, как Света прощалась с ним, продолжая извиняться, оставила быстрый поцелуй на его щеке, пообещав писать, и очнулся только услышав оклик подошедшей официантки.

- Молодой человек! Вам ещё что-то принести, или счёт оплатите? У нас тут очередь!

Илья оглянулся. Ну да: праздник же, все кафе забиты до отказа.

Он попросил счёт, и, расплатившись, вышел на улицу. Достал собственный телефон. Дата на экране блокировки казалась очередной насмешкой. Чтобы хоть чем-то занять мысли, он открыл соцсети. И очень удивился, когда буквально через пару минут получил сообщение. Не могла же Света…

Ну, это была и не она.

«чо как прошло?»

Это был Фил. С которым они каким-то невероятным образом умудрились подружиться под конец школы, и хорошо общались до сих пор. Ну, если частые посиделки друг у друга дома, таскания по городу после (или, в случае Фила, иногда вместо) пар и совместные катки в мобах считаются хорошим общением. Переписки в телефоне тоже вот.

«С чего ты решил, что прошло?» - ответил ему Илья.

«вижу что ты онлайн. а никто на свиданке в телефон залипать не будет, если всё ок»

Вот же… глазастый.

Илья вздохнул. Он уже зашёл в метро, и, пока толкался в толпе, думал, рассказать Филу правду или нет. С одной стороны - он же всё равно рано или поздно узнает, да и врать Илье не хотелось. А с другой… стыдно как-то. Может, сказать, что это он её бросил? Ну, в такое Фил вряд ли бы поверил, учитывая, что Илья сам ему расписывал, какая Света замечательная.

Ладно, правда так правда.

«Мы расстались» - нейтрально написал он.

Фил прочёл сообщение почти сразу, но долго ничего не отвечал. Илья успел доехать до своей станции, выйти на улицу и подойти к дому (время от времени проверяя диалог), но ответа всё не было. Наконец Черных соизволил отозваться:

«чо так?»

Илья заблокировал телефон. Великая поддержка, конечно, ничего не скажешь. Но, поднявшись на лифте на свой этаж, он всё же зашёл в чат снова.

«Вот так. Света предложила остаться друзьями.»

«бля» - прислал Фил.

Потом добавил:

«хуёво»

Да уж.

«Я её хотел родителям представить» - зачем-то поделился Илья, снимая пальто и проходя к себе в комнату.

Дома никого не было - работали. Что и к лучшему: только расспросов Илье сейчас не хватало.

«охуеть! зафига?»

«Принято так.»

«а чо принято? вы ж не женится собрались»

«или реально собрались?????» - прилетело следом.

Илья хмыкнул.

«Нет. Просто им было интересно, с кем я встречаюсь.»

«ну да. а то они вечно на меня смотрят как будто я тебя отбить пытаюсь»

Илья удивлённо вытаращил глаза.

«хаха» - тут же добавил Фил.

Потом написал снова:

«а их кстати щас нету?»

«Нет, на работе.»

И вроде бы на этом переписка исчерпала себя, Илья полез в холодильник на поиски ужина, но неожиданно Фил прислал следующее:

«ну я приду»

То ли он потерял знак вопроса, то ли вообще ошибся чатом…

«Зачем?» - написал Илья, но ответ снова пришлось ждать долго.

И ответом - через двадцать минут - послужил звонок в дверь.

- Серьёзно?

- Не мог же я бросить друга в беде. И я принёс пиво! - в руках у Фила действительно был пакет.

- И как ты так быстро добрался?

Запыхавшимся или уставшим он не выглядел. Даже наоборот - каким-то уж слишком бодрым.

- Пробок не было, - пошутил Фил, проходя в квартиру.

Илья скептически на него посмотрел.

- Ну, если честно, я уже когда писал - ехал сюда, - признался он и принялся стаскивать ботинки.

…Ладно. Интересный поворот событий. Может, его фильм не такое уж сплошное клише.

- А у тебя что, совсем других дел нет, раз ты на ДСВ сюда притащился?

Фил взлохматил волосы перед зеркалом и повернулся к Илье. Поднял глаза к потолку, будто что-то вспоминая.

- Мммм, в старьё я уже всё переиграл, нового пока ничего не выходит, завтра выходной, значит дел нет. А что?

Илья многозначительно хмыкнул.

- Я, вообще-то, - он скрестил руки на груди, - про тех, с кем этот "праздник" принято проводить.

Фил завис на несколько секунд, потом горестно вздохнул.

- Моё сердце, Муромов, чтоб ты знал, всё ещё разбито, - и он, драматично приложив руку к груди, прошествовал мимо по коридору с пакетом.

Илья на этот выпад совершенно не купился.

- Ага, Вероника, с которой ты встречался год назад, две недели, может, хватит уже на этой истории спекулировать?

- Спе... чего? - Фил заглянул в гостиную, и, убедившись, что там никого нет, плюхнулся на диван. - Давай пиццу закажем.

- И ведёрко мороженого, чтобы рыдать под мелодрамы? - Илья сел рядом с ним.

- Нууу, если ты так хочешь…

- У меня настроение не для мелодрам, а для… - он задумался, - …ужасов. Чтоб там кровь, кишки наружу, и всех в мясо.

Фил, который уже залез в приложение для заказа еды, настороженно посмотрел на него.

- Что, так всё плохо?

- Не знаю… просто… - не найдя слов для описания своего состояния, он пожал плечами.

- Ну ладно, фильмы про маньяков, так фильмы про маньяков, - заключил Фил, и включил телик.

Спустя сорок минут, как раз когда мужик с бензопилой на экране преследовал визжащую во всё горло женщину, а они уже выпили по банке пива, привезли пиццу, и Илья, откусив пару кусков, громко вздохнул.

И наконец озвучил вопрос, который крутился у него в голове уже какое-то время.

- Что со мной не так?

Фил оглянулся на него, и через пиццу спросил:

- Ф каком фмыфле?

- В любом. Ну, я же не урод какой-то! - Илья расстроено взмахнул руками. - Но девчонки… Что им надо? А Света сказала, что я ей нравлюсь "как друг". Что это вообще значит?!

И он уставился на Фила, будто тот содержал в себе ответы на все вопросы.

Фил проглотил пиццу и откашлялся.

- Гхм, а чё ты от меня хочешь услышать? Ну, я типа… сочувствую, и всё такое. Всё хуйня, все бабы дуры, - он пожал плечами.

- Да не дуры они! Может, это я дурак, и что-то не так делаю? - Илья всё никак не мог успокоиться. Его начало нести, видимо, наконец опустилось осознание всего произошедшего. И заодно вскрылось что-то, что не давало покоя долгое время, годы даже, наверное, но он держал это в себе, потому что… ну а кому он мог рассказать?

Да и алкоголь тоже начал оказывать своё влияние.

На Фила, судя по всему, тоже, потому что всё, что он смог произнести, было многозначительное:

- Эээээ…

- Вот почему вы с Вероникой расстались? - вдруг спросил Илья.

- Ты лучше спроси, почему мы вообще встречались, - хмыкнул Фил, откусывая новый кусок пиццы.

- И почему?

- Да просто так, - он махнул рукой. - И расстались тоже.

- А ведь это она тебя бросила, - вспомнил Илья.

Пил он нечасто, и хотя пиво само по себе чересчур сильно ударить в голову не могло, каким-то образом сегодняшний вечер поспособствовал тому, что его сознание помутнело. Одновременно тянуло в сон и хотелось говорить, даже неважно, что.

- Ну бросила и бросила, чё теперь вспоминать, - отозвался Фил.

Илья потряс своей банкой, пододвигаясь ближе.

- Нет! Ты не понимаешь! Это… это… заговор! - выкрикнул он, практически заглушая вопли из телевизора.

- Ага, рептилоиды решили забрать всех девушек себе. Или им типа… поступает сигнал… из космоса… с приказом бросить таких ебланов, как мы…

- Вот ты бы стал со мной встречаться? - выпалил Илья.

Фил подавился пивом, и, отплёвываясь, забрызгал журнальный столик и ковёр. Илья даже не обратил на это внимания.

- Какого хрена?!

- Такого! Если мы начнём встречаться, мы победим!.. И разорвём этот порочный… круг.

Где-то в глубине он понимал, что озвучивать всё это - не самая лучшая идея, а судя по ошарашенному выражению лица Фила, так вообще откровенно плохая, но… почему-то его это не волновало. Прямо сейчас нести всякую ерунду было весело.

- Илюхаааа! - простонал Фил. - Если б я знал, что тебя так развезёт с двух банок, я бы это пиво не приносил! На вот, заешь, - и он придвинул к Илье коробку с остатками пиццы.

А что. Почему-то Илья никогда раньше не думал о том, чтобы встречаться с парнями. Даже после осознания. Думать о таком было страшно, как будто кто-то мог прочитать его мысли и осудить, но в данный момент ему было всё равно. Это же просто Фил, что такого?

Это даже как-то успокаивало.

- За просранный день влюблённых, - произнёс Илья.

- Ага, - ответил Фил, и они стукнулись своими почти пустыми банками.

После этого Илью почти сразу сморило. Он прислонился к подушкам дивана, и даже жуткие крики с из динамиков не помешали ему провалиться в сон.

- …А ты со мной? - услышал он тихое, где-то на грани между явью и сном.

- Что?

- Ничего.

И Илья заснул.

 

+1.

В этот раз Илья бы и не вспомнил о дне святого Валентина сам, но разговоры коллег на работе в конце концов пришли к этой теме.

- Аааа, кто вообще этот дурацкий праздник выдумал! - устало потирая глаза и откидываясь на стуле, воскликнул Олег. Он был не сильно старше Ильи (тридцать ему ещё не стукнуло), но уже считал себя умудрённым опытом практически во всех сферах жизни, в следствие чего обожал раздавать советы и искренне недоумевал, почему к нему не прислушиваются.

Илья старался по возможности с ним не спорить. Во взглядах они сходились редко, и препираться с Олегом не доставляло Илье удовольствия.

Однако заявление про "дурацкий праздник" всё же привлекло внимание Ильи, он заинтересованно поднял голову от экрана ноутбука, поправил сползающие с носа очки и посмотрел на коллегу, сидевшего за своим столом через проход.

- Что случилось, Олежек? - спросил Пётр Семёнович, ещё один работник, сидящий неподалёку. Мужчине было за сорок, и вот его действительно можно было назвать опытным мастером своего дела, а благодаря добродушному характеру и поддержке на первых этапах работы Пётр Семёныч вызвал у Ильи доверие почти сразу же.

- Да Маринка, - махнул рукой Олег. - Сначала трындела мне мол "не надо мне ничего, и так хорошо, дома отметим", а теперь что?

Он обвёл взглядом присутствующих и театрально потряс мобильником, где, по всей видимости, была открыта переписка с его девушкой.

- Теперь ей приспичило в ресторан! И где я найду свободные столики в центре Питера вечером четырнадцатого февраля?! - он горестно вздохнул.

Мда, а чего ещё следовало ожидать от человека в самых традиционных отношениях, построенных, очевидно, по всем канонам. Такие парни не любят "день Валентина" как правило только потому, что не хотят организовывать какие-то мероприятия для своих "вторых половинок".

- Ну не убивайся ты так, Олег, - мягко обратился к нему Пётр Семёныч. - Придумаешь что-нибудь, я уверен! А мы с женой к её сестре на день рождения едем, вот и весь праздник, - он махнул рукой.

- Может, мне им пообещать про них хвалебную статью написать? - вслух рассуждал Олег, листая сайты различных ресторанов. - Или наоборот - гневную, если они меня не пустят.

Илья не удержался и фыркнул.

Чем привлёк к себе внимание двоих мужчин.

- А ты, новенький, чё там сидишь смеёшься, рассказать не хочешь? - Олег сердито смотрел на него из-за плеча.

- Да, Илья, ты о себе как-то не особо распространяешься. Мы, конечно, не сплетники какие... - Пётр Семёныч покосился на перегородку, за которой сидела женская половина офиса издательства, - но нам интересно.

По его заблестевшим глазам было заметно, что особенный интерес проявлял как раз он сам, и, судя по всему, сплетнями как раз не гнушался.

Илья мысленно перебрал подходящие для такой ситуации варианты ответа.

- У меня нет девушки, - обтекаемо ответил он, пожав плечами.

Олег довольно усмехнулся, с видом "так я и знал". Пётр Семёныч закивал головой:

- Вот и не торопись, успеется ещё. А то затянет семейный быт... Мы с Машей двадцать лет вместе, уж я-то знаю.

- Ага, и по ресторанам их таскай, и подарки покупай, - добавил Олег. - Задолбаешься!

- Кхм-кхм, - раздалось мягкое покашливание со стороны.

Все обернулись и увидели Аню: выездную корреспондентку, обычно работающую этажом ниже, но иногда заглядывающую и в редакторско-обозревательский "опен спэйс". "Шикарную брюнетку с большими… глазами", как её называл (за спиной, конечно) Олег. Да и практически весь мужской коллектив, в общем-то.

- А у вас всё разговоры об одном, мальчики, - хохотнула Аня. - А ещё говорят, девушки косточки перемывать любят.

Олег, как обычно, залип на фигуре девушки, только слюни не пуская, так что проявлять джентльменскую вежливость пришлось Петру Семёнычу:

- Анечка, а ты что хотела?

- А я к новенькому вашему! - и с этими словами она подошла к Илье, оперевшись ладонями о его стол. - Главный просил передать, что ждёт материал не позднее четверга!

- С каких это пор ты его секретаршей подрабатываешь? - очнулся Олег. Голос его звучал как-то излишне ревниво для человека, у которого имелась любимая девушка, и это не на неё он сейчас смотрел.

- Ни с каких, я к нему за отпускным заявлением заходила! - Аня показала Олегу язык.

И повернулась к Илье.

- Ну что?

- Я ему обязательно всё сдам до четверга, постараюсь завтра, - ответил Илья. Потом глянул на скорчившего мину Олега, и добавил:

- А это правда тебя Герман Альбертович попросил передать, или ты сама?

- А если и сама, то что? - с вызовом спросила Аня. Она явно выказывала заинтересованность, и - надо же - не в сторону чуть ли на стуле не подпрыгивающего от возмущения Олега, а в его, Ильи, сторону. Что было вроде бы приятно, но… совершенно не нужно.

- Ничего, спасибо, - вежливо ответил Илья и улыбнулся. Так фальшиво, что даже Аня это заметила, и, разочарованно хмыкнув, поспешила уйти.

- Эх, какая женщина! - тут же восхищённо протянул ей вслед Олег. - А ты!

- Да уж, недальновидно, - покачал головой Пётр Семёныч.

Илья промолчал. А что тут скажешь?

Между тем рабочее время подходило к концу, и все засобирались домой. Увидев, что Илья тоже закрыл свой ноутбук, Олег остановил его.

- Так, Муромов. Задание у меня для тебя есть, как для новичка в отделе, - и он покопался в телефоне. - Посмотри, я тебе там на почту скинул ссылку на гугл-доки, там статьи по нашей теме за последние лет… - Олег мстительно осклабился, - …пять. Покопаешься там, отсортируешь, может что интересное найдёшь. На цитаты из иностранных источников особое внимание обрати. Короче, это до конца недели тебе. И не смотри так, это дело важное, а тебе учиться надо. Да, Пётр Семёныч?

Старший, уже сложивший свои вещи в портфель и выключивший настольный свет, закивал.

- Да. Ты обращайся, Илья, если помощь нужна будет, но, - он посмотрел на часы, - только не сегодня. Я уже и так опаздываю.

После Петра Семёныча ушёл и Олег, резко ставший жутко довольным. Илья глубоко вздохнул, решив, что рабочее место хорошее, а конфликты тут ему не нужны. И так и быть, он отсортирует эти документы. Один раз.

Правда, что делать потом? Как объяснить Олегу, что Аня ему, Илье, не интересна? И как это объяснить самой Ане? А если она обидится?

Да уж, всё и вправду было бы проще, будь у него девушка.

Но девушки у Ильи не было. Домой он возвращался, когда уже начало темнеть, и все мысли занимала предстоящая уборка в квартире, и попытки придумать что-то на ужин. Ну и пятилетние статьи, конечно. Интересно, сколько времени у него вообще это займёт? Если всё-таки попросить Петра Семёныча… Но тогда Олег только больше злорадствовать начнёт. И вот чего ему неймётся: взял бы и пригласил сам Аню на свидание, если так хочется. А она почему вообще на Илью… запала?

Ну почему отношения в коллективах всегда такие сложные?

За этими тяжёлыми думами Илья не сразу обратил внимание, что в квартире не горел свет. Пощёлкал выключателем. Опять что ли пробки выбило… Странно.

Он прислушался. В комнатах было тихо. Даже как-то слишком тихо. Неприятно: словно он возвращался в пустое холодное помещение, где жил один. От этих мыслей стало не по себе. Захотелось крикнуть что-то, избавиться от охватившей вдруг тоски.

Но его опередили: с кухни раздалось приглушённое и такое знакомое "блять!", и Илья выдохнул. Быстро прошёл на кухню, намереваясь устроить разнос… И удивлённо застыл на пороге.

Первое, что бросилось ему в глаза, это свечи. Не то чтобы он раньше никогда их не видел, но… на этой кухне они смотрелись чужеродно. Но хотя бы давали хоть какой-то свет. И в этом свете хорошо был виден остальной стол, накрытый большой скатертью, посуда, бокалы и бутылка вина.

Илья поймал себя на том, что стоит с открытым ртом. Поднял глаза.

- Сюрприииз! - протянул Фил, который стоял на противоположном конце стола. - Короче, я знаю, что ты ДСВ не любишь, - быстро затараторил он, - и мы его никогда не отмечали, но мне, типа… захотелось, вот. Сделать что-то для тебя.

Илья глубоко вдохнул.

- И где он?

- Кто? - не понял Фил.

- Тот, с кем ты тут отмечал, пока я не пришёл и всё не испортил, - он слегка улыбнулся, давая понять, что шутит.

Фил разулыбался тоже. Он даже приоделся по такому случаю: на нём были не излюбленные футболки или толстовка, а тёмно-синяя рубашка, которая очень нравилась Илье. И в полумраке кухни, освещаемой только дрожащими огоньками свечей, Фил выглядел очень… Илья сглотнул.

- А, этот. Выпрыгнул из окна.

- А щиток ты зачем вырубил?

- Чтобы ты не включил сразу свет, как зайдёшь, и всё не испортил. Сейчас включу.

И Фил выскочил из кухни. Вернулся он с очень загадочным видом, держа что-то за спиной.

- У меня есть для тебя подарок.

Выглядело это всё очень странно. Им же не по десять лет. И даже не по пятнадцать. Чего так скрытничать?

- Эм… я, конечно, могу ошибаться… но мне показалось… что тебе очень хочется это получить.

Илья даже не успел подумать, что это может такое быть, как Фил вытянул руки вперёд и протянул ему…

Валентинку.

Большое красное сердце, едва умещающееся на раскрытых ладонях. Довольно дорого выглядящее, купленное явно не в киоске, но… это всё ещё был кусок цветного картона.

Илья растерянно взял открытку в руки.

- Ты… Но почему…

Фил просто смотрел на него. С каким-то намёком в глазах. Илья, по-прежнему недоумевая, раскрыл валентинку. Может, там внутри что-то лежит? Но внутри ничего не было. Даже стандартного напечатанного текста. Только неровным почерком Фил вывел свои собственные слова:

«илья, ты мне нравишься. в самом гейском смысле. (p.s. не как друг) от фила.»

Илья моргнул. Поправил очки. Он что, правда…

Ему на самом деле подарили валентинку. Дурацкое картонное сердечко в дурацкий маркетинговый праздник. Искренне. По-настоящему. Человек, к которому он неравнодушен.

Хм. Может быть, у этого всего всё-таки есть смысл?

- Ты поэтому у меня спрашивал тогда, какой цвет мне больше нравится: красный или розовый?

Фил кивнул. Он явно был доволен произведённым эффектом: Илья, конечно, не видел себя со стороны, но подозревал, что выглядит абсолютно пришибленно. В хорошем смысле.

- Я тебе говорил, что ты мне нравишься?

- Да, - хрипло ответил Илья. - В самом начале. И сейчас написал.

- Ну вот, - в отблесках свечей было заметно, что у Фила порозовели щёки. - А теперь говорю, что... люблю тебя.

Горло сдавило. Фил отвёл глаза. Да Боже ж ты мой!

Илья схватил его за плечи и притянул к себе. Убрал со лба светлую прядку, возвращая взгляд. И поцеловал. Фил тут же обнял его в ответ, запустил пальцы в волосы, привычным жестом поднял очки. Илья не выдержал и улыбнулся, разрывая поцелуй.

- Чтоб ты знал… Ты мне тоже очень нравишься, и я тебя люблю.

- Класс! А то я начал думать, что ты со мной из-за денег.

Фил широко улыбался. А потом снова потянулся за поцелуем.

- Кстати о деньгах, - остановил его Илья. - Я, вообще-то, только что с работы.

- Это такой намёк, что это я с тобой из-за денег?

- Это такой намёк, что я устал и хочу есть, - с этими словами Илья вернул очки на нос, давая понять, что поцелуи придётся отложить.

- Ладно, - вздохнул Фил. - Прошу к столу.

- А что мы едим?

- Самую лучшую еду из доставки!

Во время ужина Фил, как обычно, стал расспрашивать Илью, как у того дела на работе.

- Да там опять этот Олег, блин, - сердито ответил Илья. - Достал меня. И ещё Аня…

- Какая Аня?

- Корреспондентом работает. Пыталась со мной флиртовать, - вздохнул он.

Фил отставил бутылку с вином, которое закончил разливать, в сторону, и ахнул.

- Не прошло и тыщи лет! К Илюше стали подкатывать девушки! Как ты всегда и хотел! А ты что? - он весело посмотрел на Илью.

Тот пожал плечами.

- А что я. Она брюнетка. А мне блондинки нравятся.

Фил рассмеялся.

- И чем всё кончилось?

- Олег завалил меня дополнительным заданием, - пожаловался Илья.

- Блин, весело у вас там. А у меня в рабочем чате тухляк. Даже мем никто не скинет.

- Ты-то кидаешь.

- Я новую традицию ввожу! - гордо провозгласил Фил. - А чё там у тебя делать надо?

- Цитаты иностранные искать и отсортировать их.

- Ну, ты можешь задать поиск по ключевым словам… - задумчиво произнёс Фил, покачивая в руке вилку. - Либо я могу сделать расширение, которое отсортирует это всё за тебя.

- Правда? - посмотрел на него Илья.

- Ну да.

Может, дело было в вине. Или во вкусной еде. Но день, если не начинался, то заканчивался хорошо. Пробки не выбило. Груз рабочих дел уже не казался таким неприподъёмным.

И…

Девушки у него не было.

Но была открытка. Которая - он знал это хорошо - проистекала из любви.

День святого Валентина всё ещё оставался праздником цветного картона. Но Илья, в целом, был не так уж и против.