Actions

Work Header

Разговор на балконе

Work Text:

Слушая звук дождя, Мойзес вновь вдохнула табачный дым, выпуская его за пределы слегка крытого балкончика, где его рассекали крупные капли воды.

 

Она не сильно любила шум, вернее даже ненавидела. Но монотонный стук по городским поверхностям на удивление успокаивал и помогал собраться с мыслями, навести порядок в голове... А так же побыть наедине с собой, чего с работой детектива не очень вяжется.

 

Дверь на балкон скрипнула, и наружу выглянула Эзра, которая только-только закончила обсуждение с Юрией о чём-то их девичьем. Заметив женщину, она посильнее распахнула проход в любимое место начальницы с двумя чашками в руках.

 

– Детектив, я принесла Вам чай! – корректировщица протянула чашку Мойзес, и та со слабой радостью приняла её свободной от трубки рукой.

 

– Спасибо. – чуть задумчиво проговорила она, убирая трубку на место, и уже обхватывая чашку двумя руками. Пока детектив здесь стояла, её руки успели несколько замёрзнуть. И горячий чай был как раз кстати.

 

Хотя, если быть честной, на её душе всё ещё скребли не то что кошки - черти из самых глубоких чертог ада и её личных грехов. И потому пальцы сильнее прислонились к стенкам посуды, а содержимое не было испробовано.

 

– Хехе, всегда рада помочь!~ – радостно пролепетала она, принимаясь за свою порцию горячего напитка. Однако, заметив изменение в поведении старшей, младшая заволновалась. – Детектив? Всё в порядке?

 

– ...Да. Просто задумалась о своём. – отрезала Мойзес и закрыла глаза, наконец сделав глоток из чашки. Чёрный чай без сахара, как она и предпочитает. Иногда её удивляло то, как Эзра запоминает её предпочтения. Хотя, с другой стороны, и о ней женщина многое помнит.

 

Они давно уже работали бок о бок, но лишь после основания офиса две дамы сблизились по-настоящему. В какой-то степени, Мойзес могла бы назвать их семьёй... Даже тех, кто пришёл позже. Но именно Эзрой Мойзес дорожила немного больше не только как коллегой, но и близким человеком.

 

Их многое связывало и объединяло: от начала судеб до травм Дымовой Войны. Многое было между ними похожее, вот только есть между ними и много различий. Например...

 

– Детектив? – осторожно позвала старшую младшая, и та устало открыла глаза. Детектив вновь отпила из чашки чай, обхватывая чашку посильнее.

 

Их первое различие находилось в терпении. В отличии от той, женщина всегда умела выждать необходимый момент. Юная помощница же всегда порывалась действовать, из-за чего случались казусы на работе.

 

– Я в порядке. Просто вновь задумалась. – Мойзес перевела взгляд со зданий на девушку. – Ты что-то до этого говорила?

 

– Эм... Нет! Подумала, что раз я вот так вот ворвалась, то стоит сохранить атмосферу до моего прихода, вот! – оправдалась Эзра со слабой улыбкой. Вот только Мойзес эту улыбку сквозь маску не увидела, однако она давно привыкла к тому, что видит.

 

Их второе поразительное различие было связанно напрямую с её работой. Детектив не видит в себе искажений (пусть даже многие сомнения по этому поводу её одолевают), однако сие явление ярко выражено у корректировщицы. Женщина уже не помнила, когда в последний раз видела девушку без маски и в сознании. Впрочем, в сердце Мойзес ещё тлеет надежда на разрешение искажения помощницы.

 

– Детектив, Вы не замёрзли? Тут довольно сыро и холодно... – Эзра поёжилась, прикрывая глаза и крепче прижимая пальцы к стенкам чашки. Даже тепло одевшись, она, скорее всего, дрожала от вида старшей, что всегда была одета достаточно легко.

 

– Нет, я бы хотела ещё поразмыслить над кое-чем. – ответила детектив, вновь пригубив чашку с чаем. Даже этот напиток был сделан с уважение и теплотой, которую она по привычке принимала от помощницы. Конечно, в этом поведении было что-то необычное, однако сама Мойзес просто принимала это как проявление близости хотя бы на уровне… Друзей, возможно? Да, это больше подходило. Пусть они и коллеги, но прошли многое.

 

– Как скажете! О, я ведь могу рассказать то, о чём мы с Юрией болтали, да? – в ответ на вопрос женщина кивнула, отчего девушка ещё сильнее обрадовалась и начало говорить. Детектив всегда слушала её рассказы, однако со стороны создавалось впечатление того, что она абсолютно незаинтерисована в чужих словах.

 

Третье их отличие было и в самих них. То, какие они были внутри, каким они видят этот мир, как его чувствуют. Достаточно многое в этом аспекте их отличало друг от друга. Но в то же время сближало, и работать было достаточно легко. И даже с появлением новых коллег, их союз не был разорван – всё равно Эзра найдёт Мойзес в любом месте, а сама же детектив с лёгкостью впустит к себе.

 

Несмотря на всё это, они всё ещё не пошли своими путями, а идут дальше плечом к плечу. Помогают друг другу, лечат свои и чужие раны, какими бы глубокими они не были. В этом есть какая-то своя гармония, без которой, скорее всего, им сейчас бы пришлось намного труднее.

 

Женщина глубоко вздохнула аромат чуть остывшего чая, слабо улыбнувшись. Мысль о том, что, всё же, дела идут не так уж и плохо, заставило её хоть немного порадоваться. А испуганная реакция девушки на внезапные вздох и улыбку и вовсе рассмешил детектива.

 

– Детектиив, надеюсь, Вы смеётесь не надо мной! – проскулила Эзра, неловко прижав к себе свою чашку. Старшая, в свою очередь, решила успокоить помощницу.

 

– Нет, не над тобой. Ты ведь знаешь, что я никогда не смеюсь над кем-то. – Мойзес вновь отпила чай, и на этот раз посмотрела на младшую. Та дулась, явно восприняв чужой смех на свой счёт.

 

– Но Вы постоянно шутите про мою зарплату…

 

– Однако я никогда этого не делаю. Потому что знаю, что одних слов хватит, чтобы вразумить тебя.

 

– Вы слишком жестока, детектив!

 

Мойзес вновь рассмеялась, однако в расслабленном жесте прислонилась своим плечом к плечу Эзры. Та всё ещё дулась на детектива, но вскоре она успокоилась. Их разговор стал идти более мягко и спокойно, словно в их жизнях и не было ничего отвратительного.

 

И к этому же времени дождь перестал идти, а город утонул в лучах закатного солнца, пробивающегося сквозь тучи.