Actions

Work Header

kinktober. day 3

Work Text:

— Гавкни, — вдруг просит Ховон и ставит Квансока в тупик.
— Чего? — спрашивает он, застыв на всякий случай.
— Ну как собака, — пытается объяснить Ховон.
— Может, мне ещё и ошейник напялить? — щурится Квансок.
И будь он проклят, если в этот момент Ховон не сглатывает нервно.
— А у тебя есть?
— Нет, конечно. — Квансок старается говорить осторожно, потому что чувствует, что они вступают на офигенно тонкий лёд. — Но я, наверное, могу купить?

Они встречаются без году неделю, и Квансок пока всё ещё осторожничает. Хотя это их вторая попытка. Первая случилась триста лет назад, когда обоим едва исполнилось по восемнадцать-девятнадцать, они столкнулись сразу на баттле, выйдя дэнсить друг против друга, а потом потрахались в тот же вечер. А потом ещё. И ещё. И удивительным образом кроме секса у них нашлось ещё навалом общих интересов и прочего, что нужно в том возрасте для того, чтобы встречаться друг с другом.
Растащило по сторонам их с той же скоростью и силой, что и столкнуло, — Ховон умотал в Сеул, а Квансоку было ещё чем заняться в Пусане. Отношения на расстоянии в двадцать — дохлый номер, они даже не пытались.
Переехал он спустя долгие четыре года и даже не стал искать Ховона, лайкал его в Инсте, почитывал в Твиттере, но обратно в его жизнь лезть не пытался, обоим было не до того. А потом Ховон нашёл его сам. И спустя полгода сам предложил снова попробовать встречаться. Так всё и вышло на второй круг.
Прошедшие годы нефигово пережевали обоих, но Ховону досталось куда сильнее, поэтому сейчас Квансок старается соглашаться с ним, где может, ему несложно.

— Думаю, что могу купить ошейник, — говорит Квансок, улыбаясь.
— Если можно, — отвечает Ховон, отводя взгляд, — то я сам.
— Можно, конечно.

Это реально оказывается собачий ошейник. Квансок немного опасался, что будет какая-нибудь штуковина для бдсм — про эти практики он слышал, но никогда не вникал, — и больше склонялся к какой-нибудь декоративной рокерско-панкерской фигне. Вместо этого Ховон приносит настоящий добротный ошейник для каких-нибудь здоровенных бойцовских собак. Кожаный, с металлическими клёпками, кольцом для поводка. Спасибо, что без именной бирки. Хотя жетон с гравировкой «Feeldog» смотрелся бы клёво. Подавать идеи Квансок пока не собирается.
Ошейник валяется на подоконнике, пока они ужинают, и Ховон то и дело косится на него с чем-то похожим на ожидание. Поэтому, как только они заканчивают, Квансок сам берёт его в руки и пытается застегнуть на своей шее. Ховон смотрит на него прищурившись, а потом тянется помочь. Фиг знает, что положено делать в таких ситуациях, но Квансок знает наверняка, что лучшее средство от неловкости — хорошенько поржать. Поэтому, как только ошейник обхватывает его шею, он перестаёт разговаривать и начинает придуриваться. Ведёт себя как здоровенная дружелюбная псина — шумно Ховона обнюхивает, лижет в щёку, пихается, валяется по полу, лезет на руки. Тот сперва тормозит, но постепенно включается в игру, и они дурачатся уже вдвоём до тех пор, пока не отрубаются прямо на диване: Квансок, положивший голову Ховону на колени, и Ховон, поглаживающий его по волосам.
Им обоим больше не неловко, а Квансок и вовсе, к собственному удивлению, умудряется найти в этой игре что-то привлекательное для себя.
Спустя пару дней они пробуют заняться сексом в ошейнике, и Ховон иногда осторожно прихватывает Квансока за него, пока трахает его сзади, а тот сперва рычит, подыгрывая, а потом поскуливает, уже не задумываясь. И кончает так ярко, как давно не.
Отдышавшись, Ховон неловко пытается извиниться, — фиг поймёшь за что, на всякий случай. Ему кажется, что он, возможно, где-то перегибает палку.
В качестве аргумента против Квансок вылизывает ему лицо.