Actions

Work Header

Романс Соловьева (Глосса на Алексея Витакова)

Work Text:

Разделитель

Наша осень устало сменилась зимой:
Больше видится снега, чем грязи.
Мне письмо добралось — пишет друг давний мой:
Соловьев, ты же помнишь князя?
Я письмо перечту — свечи съежатся в воск,
Ночь потянется за половину...
Помню все я — и слякотный город Тобольск,
Тот, где он, как выходит, сгинул.
Старый тополь надсадно скрипит, накренясь
— Так уж Бог ему, видно, управил...
И я тихо прошу: забери меня, князь, — 
Там Сергей, Михаил — и Павел.
А они доберутся — легки на подъем! — 
И раздвинут ветвей сплетенье...
И сияет луна на окошке моем,
И отсчитывает три тени.
Кто-то списки ведет, всякой точности рад,
Я же просто смотрю и вижу.
Было дело — и Петр приходил, и Кондрат, 
Да уходят к своим поближе...
А луна доберет — не с кладбищенских плит, — 
От курганов, из ям и сугробов:
Михаил, Анастасий, Иван, Ипполит — 
И поди не узнай, попробуй!
И пока не разорвана полночи связь,
Все так рядом, что мстится — хоть трогай.
Но я только прошу: забери меня, князь,
Ты же знаешь теперь дорогу!
Ох, я зря разорался, как филин в ночи, —
Вот и тучей луна затмилась...
...Не ушел. Улыбнулся, как в жизни, молчит...
«Я не сам, — тихо шепчет. — Милость».
А другой, кто всех ближе, придет — подбежит,
Так что сердце запнется, вспомнив...
«Я же, Веня, тебе приказал долго жить?
Утвердили приказ. Исполни!»
Ну а третий лишь молча глядит из теней,
Жить и он бы — коль мог, — заставил...
Просто ночь. Три огня в моем сердце над ней: 
Александр, Иоанн и Павел.
Не сдержать уходящих, живым не помочь — 
Далеко... Лишь молчать с тенями.
Просто ночь. Только силы дает эта ночь
Проходить мои дни за днями.
И затеплится зимний невнятный рассвет — 
И не сразу найдешь в этом свете
Свою жизнь...
Но и смерти здесь все-таки нет — 

Только ветер, бескрайний ветер...

Разделитель

Обложка к тексту