Actions

Work Header

О шоколадках и личных Крипах

Work Text:

— Ильяя, — угрожающе тянет Кира, складывая на груди руки. – Так ты нам поможешь?

А Илья молчит. Эти чокнутые опять его окружили и пытаются выпросить какой-то бред. Типичные будни.

— Слушай, да или нет? – встревает Арт, заходя Кире за спину и слегка ее обнимая. Илья закатывает глаза и громко фыркает. Всего на миллисекунду запаздывая, фыркает и Фил.
Илья удивленно смотрит на парня, поднимая вверх одну бровь. Фил фыркает снова и тоже поднимает бровь. Вик вдруг встает между ними, поворачиваясь лицом к Муромову и молча смотрит.

— Не делай такое лицо, — Илья сгибается от смеха пополам, когда вдруг сзади кто-то хватает его за руку.

— Пожалуйста? – спрашивает Фил, закусывая губу, и Муромов, выпрямляясь, чувствует что-то такое противное: отказать хочется, а не можешь.

Поэтому он тяжело вздыхает и бросает:

— Пошли.

***

Они сидят в классе впятером. Кира на первой парте, Арт рядом, Вик и Фил сразу за следующей, что-то едят и пялятся на них, едва слышно хихикая.

Илье неуютно, он чувствует себя лишним. И зачем только согласился? Да, он пытается быть таким, как все – но уж точно таким не станет. Да хотя бы из-за ориентации.

Любовь к своему полу Муромов осознал классе в седьмом. До этого ему казалось, что на свете нет никого важнее Киры – такая красивая, такая сильная…А потом она стала встречаться с Артом. Илья подумал, что возненавидел Мещерякова. Как оказалось – ему было все равно.

Девушка и парень, занятые друг другом, иногда отказывались от совместных посиделок, но Муромова все равно тянуло в компанию. Нет, не к Арту и Кире. К Филу, как оказалось.

Поначалу было страшно и странно осознавать, какой он. Илья перечеркнул все свои попытки сближения с командой и попытался даже наоборот, отдалиться. Получилось, честно говоря, хреново, потому что отдаление действовало только на Фила. К остальным он едких шуточек и подколов придумать просто не мог.

— Эй, Муромов! – противный блондинистый предмет мечтаний сейчас стоял и упорно тряс чем-то у него перед носом. Илья пару раз поморгал. Затем потер глаза рукой и наконец уставила на Фила с немым раздражением. – Шоколад будешь? Настроение поднимает, а то сидишь, словно капусты наелся.

— Капусты? – изумился Илья, выхватывая из рук парня «Аленку», с шелестом ее разворачивая и откусывая огромный кусок.

— Да, а чт…Ну твою мать, я же тебе не всю ее отдал! – возмутился Черных, забирая шоколад обратно и отламывая шесть долек. – На.

 

— Какая щедрость, ваше Величество. – Илья спрыгнул с парты, на которой сидел, и поклонился, забирая кусочки.

— С Величеством точно подметил. — заметил вдруг Вик, отрываясь от телефона. — Эй, Фил, я тоже есть хочу!

— Это не тебе. — Фил отошел и спрятал шоколадку в рюкзак. — Я Муромова подкармливать буду.

— Зачем тебе его подкармливать? – изумленно развернулся Арт, убирая руку с Кириного плеча.

— Как зачем? искренне удивился Черных, разводя руками, — Я тоже себе Крипа хочу. Будет мне, скажем, тапочки приносить.

— Какой Крип? — не понял Илья.

— Крип тапочки не носит, Фил, — Кира спрыгнула с парты и показала ему кулак.

Фил спрятался за Илью, вцепившись ему в плечи так сильно, что Муромов вскрикнул. Вик встал, отложил телефон, и подошел к сестре, что-то прошептав той на ухо. Арт услышал тоже, и они втроем засмеялись.

А Фил в это время, увидев, что разблокированный телефон остался без присмотра, схватил его и принялся что-то листать, изумленно охая.

— Виик, — протянул он, помахивая телефоном, — Ты что, рисуешь?

Вик вздрогнул и пулей подлетел к Филу, выхватывая телефон. Но Черных уже, не замечая взгляда друга, продолжал:

— Между прочим, Вэлл на третьем очень красиво получилась. Только я бы зеленого добавил побольше.

— Кто такая Вэлл? — опять не понял Илья и тут же переключился:

— Черных, это вообще-то было не очень вежливо. Ты знаешь, что чужие вещи брать без разрешения нельзя?

Фил поскреб затылок, посмотрел на Вика, лицо которого сейчас выражало огромную обиду и сказал:

— Прости?

Потом посмотрел на хмурую Киру и добавил:

— Пожалуйста.

Девушка отвернулась. Илья вздохнул и произнес:

— Я поговорю с ним, окей?

Никто не проронил ни слова. Арт неловко покачнулся, чуть не упав с парты и что-то вполголоса сказал Кире. Муромов схватил Фила за руку.

— Пойдем, Черных.

Они вышли в ярко освещенный коридор. Илья просто положил руку на плечо парню и спросил:

—Ну?

И тут Фила словно прорвало:

— Короче, Вэлл это девушка Вика. Ну, как девушка, бывшая. Точнее, вообще не девушка, он ей встречаться-то не предлагал. Она умерла, спасая ему жизнь в игре. Ну, типа того. — тут он на секунду остановился, хлопнул себя по лбу, — Блин, да ты же ничего не знаешь. Короче, есть…

— Притормози-ка, — поморщился Илья и, повинуясь какому-то непонятному порыву, положил Филу руку на лицо. — Часть про игру я не понял, но понял достаточно, чтобы сказать, что ты – идиот.

— Т.. шт.. длаешь… — промычал Фил, пытаясь убрать руку парня, но тот не дал ему этого сделать.

— А как тебя еще заткнуть? — спросил Муромов, впрочем, освобождая Филу нос. – Дыши, несчастный.

— Не смешно. — обиделся тот.

— Да я и не смеюсь. — Илья облизнул губы и полностью убрал руку. – Ты всегда такой…Легкомысленный?

Фил вдруг ощутил странную смесь тревоги и смущения. Казалось, сейчас он должен просто развернуться и уйти: кто Муромов такой, чтобы читать ему нотации?

— Не думаю о последствиях, тупица и все такое, знаем, проходили, — быстро закончил за Илью он, не желая почему-то слышать из его уст какие-то оскорбления.

— Я не собирался называть тебя тупицей… — изумился Муромов, — А вот о последствиях ты и правда не думаешь. Короче, сейчас мы зайдем, и ты извинишься перед Виком за упоминание этой вашей Вэлл. Нормально извинишься. И перед Кирой тоже, ты лицо ее видел?

— Понял. — обрубил Фил, хмурясь.

— Вот и умничка, держи шоколадку. — хмыкнул Илья, помахивая Аленкой перед лицом парня.

— Это же мой шоколад! — вскрикнул Черных и попытался отобрать шоколад, но Илья подался назад, и Фил промахнулся.

— Ну, хозяин, — усмехнулся Муромов, — завтра я прилечу за следующей порц…
Дверь распахнулась, и в проеме показался улыбающийся Вик. Он оглядел обоих парней, прислушался: откуда-то из глубины донесся голос Арта.

— Нет, — отрапортовал Сменкин, — Еще не поцеловались!

И, довольный, он закрыл дверь обратно.

— Я не понял. — сказал Фил, изо всех сил изображая удивление, но кончики ушей у него покраснели.

— Да я тоже не особо понял, — протянул Илья и кинулся к двери.

Он пинком распахнул ее, окинул взглядом уютно шепчущуюся на столе учителя троицу да так и застыл, потому что на полу, у доски, лежало странное фиолетовое существо с крыльями. Арт, Вик, существо и Кира даже не удивились его приходу, а девушка только легко кивнула в сторону существа:

— Знакомься, Муромов, это Крип.

В дверях появился Фил, и Крип зарычал. Илья вздрогнул и обернулся, а Черных положил руки ему на плечи и вытянул шею, стараясь увидеть всю картину целиком. Заметив Крипа, он посмотрел на Вика и пискнул:

— Крип-крип.

Вик встал, вздохнул и произнес:

— Фил, я простил одно оскорбление ради благого дела, но десять прощать не собираюсь. Имей ввиду — еще раз, и я заморожу тебя твоим же посохом.

— Что-что сделаешь? — спросил Илья и тут же взорвался: — Мне кто-нибудь объяснит, что тут вообще происходит?

— Так я же пытался, — начал Фил, — Но ты…

Муромов положил ему руку на лицо.

— Вттак он и сдлал. — пробормотал Черных, показывая пальцем на руку Ильи у себя на лице.

Арт засмеялся, но Кира и Вик одновременно тихо шикнули.

— И что вы пытались сделать? Откуда тут Крип? И, в конце концов, кто будет рассказывать Илье про Энвелл? — Фил смахнул руку парня с лица и уставился на остальных, уперев руки в бока.

— Вот сам и расскажешь. — вставил Арт и вопросительно глянул на свою девушку. Та одобряюще улыбнулась.

— Так вы на имена перешли? — заметил вдруг Вик и тоже улыбнулся.

— Идите нахрен! — не выдержал молчащий до этого момента Илья, — Всегда знал, что в вашей компашке спокойно не бывает! – он развернулся и выбежал, впрочем, успев провести по руке Фила кончиками пальцев так, чтобы заметил только он.

— Ну что, Король, Хозяин, или как он тебя называет, — прищурилась Кира, болтая ногами, — Твой черед успокаивать.

Черных вспыхнул:

— Никак он меня не называет! — и тоже покинул класс.

— А я говорил, — хмыкнул Вик, — они – идеальная пара.